С юности Нелли Жернова мечтала стать модельером, но вместо этого много лет ходила по подиуму.


19:18 14.09.2016  1262   2

В детские годы Нелли шить и вязать умели все – по-другому было просто не одеться. Вот и приходилось корпеть над столом – придумывать, кроить, делать вытачки, подгонять по фигуре.

Всю одежду Нелли мастерила ее мама, у которой был к этому талант. По словам Нелли, мама шила и вязала постоянно. Не только для дочери, но и для всех своих подруг. «У нее был чуткий вкус в одежде, она умела делать красивые вещи. И я, глядя на нее, тоже училась этому. К тому времени, как я окончила школу, я уже могла хорошо шить и рисовать и мечтала стать модельером – придумывать для людей одежду, разрабатывать чертежи и крой», – вспоминает Нелли.

Никто из ее родных не был против такого желания. Поэтому в 17 лет, распрощавшись со школой, девушка подала заявку на швейную фабрику ПШО «Кубань» – прямо в конструкторский отдел.

На фабрику Нелли приняли. Вот только определяющим фактором стали не швейные и художественные навыки, а ее внешность – предприятие нуждалось в манекенщицах, чтобы демонстрировать товар. «Меня взяли, потому что я была стройной и симпатичной на лицо», – утверждает наша героиня.

В ПШО «Кубань» не придерживались каких-то строгих правил отбора манекенщиц. Ими могли быть женщины очень разных параметров. Не было никаких профильных курсов или особых модельных школ. Считалось, что дефиле – дело нехитрое.

Не было и специальных должностей типа «модель швейной фабрики» – манекенщицами становились рядовые сотрудницы предприятия, которые показывали на подиуме то, к созданию чего сами же приложили руку. Так что Нелли, попавшая в ПШО за модельную внешность, не сидела на месте в ожидании нового показа – она много работала, причем определили ее не куда-нибудь, а в экспериментальный цех.

Фабрика была огромным, прославленным на весь Союз и довольно строгим предприятием. Подбирая слова, чтобы описать, как там учили шить, Нелли говорит: «Нас муштровали». ГОСТ был все равно что «Отче наш». Если работник ОТК, осматривая готовое изделие, вдруг замечал, что длина правого плечевого шва составляет 12 см, а левого – 12,4 см, то он мог просто сказать: распарывай. «Вы представьте себе, что значит, распороть и заново сшить, например, пальто. Немыслимо. Иногда, конечно мы так и делали, но чаще шли на хитрость – стягивали, растягивали. В итоге нас так научили работать, что мы могли шить под машинку сантиметровым швом, не наметывая», – говорит Нелли.

Экспериментальный цех был своего рода лабораторией, в которой трудились над новыми разработками. Из Ростова-на-Дону, Краснодара, Прибалтики в эту лабораторию приходил заказ – образец нового изделия и комплект лекал. Задача сотрудников цеха заключалась в том, чтобы доработать вещь и сшить ее. Если было нужно, подключали фантазию и меняли дизайн. Нелли была лаборантом – шила.

Готовые изделия иногда фотографировали и затем отправляли изображение производству-заказчику. Но чаще сотрудники цеха приезжали в Ростов или Краснодар, чтобы на подиуме показать, что получилось в армавирском экспериментальном цехе.

«На манекенщиц надевали вещи, разработанные фабрикой. Изделий могло быть больше 100. Мы их показывали, а специальная комиссия смотрела: как мы ходим по подиуму, удобно ли нам в этой одежде, как она сидит, как оформлена и сшита. Из кучи привезенных нами вещей комиссия что-то отбирала для серийного производства. Было ли мне страшно? Нет. То есть поначалу, конечно, волновалась. Но, понимаете, мы слишком несерьезно к этому относились, чтобы бояться сцены. Я ведь совсем не хотела всегда быть швеей и манекенщицей. Я стремилась к тому, чтобы стать конструктором», – напоминает Нелли.

Однако путь к мечте затянулся еще на несколько лет.

В 80-е фабрика «развалилась», и Нелли ушла работать в «Бытсервис».

Модельером ее не взяли, и она снова стала ездить на показы как манекенщица. География поездок расширилась, поскольку у этой конторы было несколько крупных ателье, выпускающих свои коллекции.

«Я ездила в Новороссийск, Сочи и многие другие города края. Наши коллекции участвовали в престижных конкурсах. Обычно мы сами выбирали, что надеть на подиум, в зависимости от собственного вкуса в одежде. Но иногда модельеры заставляли нас надевать определенные вещи. Показы были очень четко организованы. Мы выходили под музыку, каждую модель подробно комментировали в микрофон. Все было серьезно, но в глубине души я относилась к этому как к развлечению», – признается Нелли.

Для показов ателье шило так называемые подиумные предметы одежды – вещи яркой расцветки и необычного дизайна, которые, казалось бы, совсем не предназначены для повседневной носки. «Тем не мене, их покупали. Знаете, в 90-е случилось что-то такое, из-за чего смыло все границы. Все стало дозволено. В том числе, в плане чувства стиля. Были, конечно, модельеры, которые диктовали моду, например, Юдашкин и Зайцев. Но не все могли себе позволить модную одежду. С другой стороны, в магазинах появилось много разных вещей по доступным ценам. И люди стали одеваться, кто во что горазд», – рассуждает манекенщица.

В частном ателье Нелли проработала довольно долго. На одном из показов в армавирском ГДК ее заметили представители краснодарской трикотажной фабрики «Южанка». Поступило предложение – перейти к ним, чтобы показывать на подиуме их одежду. К тому моменту Нелли уже больше 10 лет щеголяла по подиуму, и хотя для нее это было веселым занятием, приглашение «Южанки» заставило ее серьезно задуматься. И Нелли поставила «Южанке» условие: предложение будет принято, если ее возьмут не манекенщицей или швеей, а художником-модельером.

«Южанка» согласилась. Нелли, счастливую и готовую к работе, посадили на прием. Ее новая работа заключалась в том, чтобы общаться с посетителями и рисовать эскизы с их слов, а потом отдавать чертеж в работу. Позже она стала готовить собственные коллекции.

Нельзя сказать, что работа сразу же пошла гладко. Большинство художников трикотажной фабрики работали здесь и сейчас, шили то, что актуально сегодня. А Нелли думала на опережение – старалась предугадать, что будет в ходу в будущем. Поэтому не все ее идеи благосклонно воспринимались коллегами или экспертами показов.

«Приведу вот такой пример. На «трикотажке» не принято было резать полотно. Трикотаж – это вязаная ткань, изделие полностью вывязывали, хотя то же самое полотно можно было спокойно связать на машинке, а потом порезать и покроить. Собственно, так я и делала, ведь я всю жизнь была «швейником». У меня в голове еще не укрепилось, что «трикотажники» так не делают. И я резала. Поначалу коллекцию, которую я готовила таким образом, восприняли в штыки. Повезло, что начальница за меня вступилась. А на следующий год, когда я уже хорошо усвоила, что трикотажное изделие можно только вязать, все вдруг стали резать. Что тут добавить?», – улыбается наша героиня.

Как бы то ни было, Нелли создала еще не одну смелую коллекцию. В 2000-х показы в Армавире были популярны, люди приходили на них толпами. Вещи из коллекций частных ателье и индивидуальных модельеров покупали прямо с подиума. Коллекции расходились за несколько часов.

Тогда же появились первые профессиональные модельные школы.

А потом все закончилось. Интерес пропал. Нелли сама затрудняется сказать почему – вероятно, дело в том, что теперь на прилавках магазинов можно найти кучу одежды на любой вкус. Может, дело в скачке цен – ткани очень подорожали. А, возможно, дело просто-напросто в том, что людям больше не нужна авторская одежда и они отучились ценить то, что сделано руками мастера.

Уже в 2000-х у Нелли было свое ателье. Сегодня она работает на дому. Интереснее всего женщине работать над сложными заказами. «Я часто вспоминаю девочку, которая попросила меня сшить пальто, полностью вышитое анютиными глазками. Это была сложная, практически ювелирная работа. Но зато как интересно! А вот стандартные, «пресные» заказы – простой крой, однотонная ткань, никаких элементов и вставок – мне не нравятся. С ними возиться скучно», – утверждает Нелли.

В общем-то, на пенсии уже можно было бы и успокоиться. Но Нелли не хочет. Когда нет заказов на одежду, она шьет мягкие игрушки.

Колоссальный опыт работы позволяет ей посмотреть на игрушку в магазине и, придя домой, сшить точно такую же и даже лучше.

Если Нелли не мастерит игрушки, то занимается макраме, вышивкой или декупажем. Или сворачивает искусственные цветы. Или валяет из шерсти. У нее всегда есть занятие.

«Если бы моя пенсии позволяла, я открыла бы магазин игрушек. Ведь я могу сидеть дома и шить днями напролет. А потом поднять голову, посмотреть в окно – а там осень!» – смеется Нелли.

Логично. Как еще должны выглядеть будни человека, настолько привыкшего работать руками, что он просто уже не может ничего не создавать?

 

Наш канал «ArmavirRu_bot» в Telegram: узнавайте о главных новостях дня первыми.

Комментариев (2)
Мавсисян 14 сентября, в 19:33
Спасибо автору и героине статьи. Приятно и интересно было прочитать статью.. 
Ответить
Рома 15 сентября, в 08:58
отличная статья, интересные люди у нас в городе живут! Фанаты своего дела, побольше бы таких увлеченных.
Дай Бог ей здоровья
Ответить



Добавление комментария будет доступно через 10 сек.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Скоро в Заветном появится свой борцовский зал

Известие о том, что в скором времени в поселке Заветном будет построен свой зал для занятий борьбой, сообщил министр экономики Краснодарского кр...

Искусство на всю жизнь, или Особенности набивания татуировок

Армавир.ру побывал на сеансе в студии тату и узнал об особенностях этой необычной профессии

Все мы в детстве мечтаем о будущей профессии, которая будет не только приносить нам деньги, но и отвечать каким-то внутренним потребностям. У вс...

Ишь ты, Масленица!

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Главное

Команда водолазов, альпинистов и психологов. А что вы знаете о работе спасателей?

Команда водолазов, альпинистов и психологов. А что вы знаете о работе спасателей?

Армавир.ру побеседовал с руководителем армавирского отряда спасателей.

Среди огромного количества профессий для настоящих мужчин есть такие, которые вызывают особое восхищение и уважение. Сегодня мы расскажем об одн...

Найти недорогое жилье для отдыха в Сочи станет проще

В скором времени бюджетные варианты отдыха в Сочи будут объединены в единую базу. В нее будут внесены малые средства размещения, и даже частные ...

Жительницы Армавира записали видео, чтобы поздравить мужчин

Жительницы Армавира решили поздравить мужчин города необычным способом, а именно с помощью видеообращения. Наш портал присоединяется ко всем теп...

Серийный похититель кошельков в Армавире может сесть на пять лет

Армавирские следователи передали в суд дело карманника, орудовавшего на территории нашего города. Злоумышленник обвиняется по статье 158 ч.2 Уго...

«Быстрее, выше, сильнее», или Школа выживания по-армавирски

На водохранилище прошли соревнования для студентов и школьников города.

В минувшие выходные молодежь Армавира смогла проверить свои силы и умение выживать в суровых природных условиях. «Школа выживания» - мероприятие...

Армавирцы получат возможность бороться с «убитыми дорогами»

Мобильное приложение под названием «Убитые дороги» в апреле заработает в нашем крае. Сервис позволит жителям Кубани оперативно рассказывать о ям...

Состав футбольного клуба «Армавир» пополнился сразу несколькими игроками

На днях был подписан контракт с голкипером Давидом Икановичем. Спортсмен родом из Владикавказа, начинал свою карьеру с московского «Спортакадемк...

Андрей Харченко: «Легким прошлый год, конечно, не назовешь»

Депутаты Армавирской городской думы провели юбилейную 25-ю сессию в формате открытого заседания

Главным же поводом столь торжественного собрания стал ежегодный отчет главы города о деятельности муниципалитета в минувшем году. Мэр Андрей Хар...

В Армавире парень зарезал спящего друга

Преступление произошло 16 февраля в частном доме на улице Лермонтова. До недавнего времени его арендовали двое молодых людей - 23 и 19 лет. Вече...

Скоро в Заветном появится свой борцовский зал

Известие о том, что в скором времени в поселке Заветном будет построен свой зал для занятий борьбой, сообщил министр экономики Краснодарского кр...

Искусство на всю жизнь, или Особенности набивания татуировок

Армавир.ру побывал на сеансе в студии тату и узнал об особенностях этой необычной профессии

Все мы в детстве мечтаем о будущей профессии, которая будет не только приносить нам деньги, но и отвечать каким-то внутренним потребностям. У вс...