Фотограф Максим Бабенко о том, как российское государство не замечает отечественных фотожурналистов.


13:42 19.09.2016  1272   1

Мы хотели расспросить армавирского фотографа о его поездке на один из крупнейших в мире фестивалей фотожурнализма Visa Pour L'Image, который в августе-сентябре проходил во французском городке Перпиньян. В итоге получился разговор о том, как трудно быть фоторепортером в России.

– Максим, расскажи о фестивале Visa Pour L'Image.

– В этом году он состоялся уже в 28-й раз. Традиционно фестиваль проходит в Перпиньяне – маленьком городе на побережье Средиземного моря, практически у самой границы Франции и Испании. Для Перпиньяна этот фестиваль – большое, а может, и самое главное событие в году. Все в городе было подчинено ему – всюду, начиная от оформления остановок и заканчивая рабочей одеждой официантов в кафе, был размещен логотип Visa Pour L'Image.
Всего за несколько дней город заполнился тысячами фотографов и фоторедакторов со всего мира. Для многих фотожурналистов фестиваль – это такая площадка, на которой они могут встретиться и спокойно поговорить с коллегами в непринужденной обстановке. Здесь это общение происходит круглосуточно, независимо от программы Visa Pour L'Image. После мероприятий фестиваля фотографы традиционно перемещаются в Café de la Post – своеобразный meetingpoint, или место встречи. Кафе, которое само по себе не очень большое, становится похоже на пчелиный улей – оно полностью «оккупировано» всеми, кто имеет хоть какое-то отношение к фотожурналистике. В это время случайных людей там нет.

– А что представляет собой фестиваль с точки зрения программы?

– «Виза» – это, прежде всего, большое количество выставок, которые проходят по всему Перпиньяну. Посмотреть фотографии можно в католических церквях, старинных башнях, музеях.

Вместе с печатными выставками на фестивале устраивают вечерние скрининги, то есть показ лучших, по мнению кураторов «Визы», фотографий авторов со всего мира за год. Скрининги происходят на территории старинного кафедрального собора Campo Santo, похожего на замок. Внутри собора ставят огромный экран и обустраивают трибуну. Зрителями становятся тысячи человек.

После выставок происходят награждения победителей в различных номинациях, их много: грант «Getty Images», премия Canon для фотожурналистов-женщин и другие.
Одно из самых интересных событий фестиваля – портфолио-ревю. Фотограф один на один общается с фоторедактором – как правило, сотрудником издательств с мировым именем, например, Time, The Washington Рost или The New York Times. Это замечательная возможность представить свои работы, чем-то заинтересовать, познакомиться с партнерами для будущего сотрудничества. Собственно поэтому портфолио-ревю проходит по строгой записи и сопровождается многочасовой очередью на регистрацию.
Кстати, я заметил, что в этом году среди фоторедакторов не было никого из России. Раньше всегда присутствовал журнал «Русский репортер», но на этот раз наша страна не была представлена в редакторском составе фестиваля.

Помимо портфолио-ревю, в Перпиньяне проходил мастер-класс Transmission pour I’Image при участии 7 известных фотографов и фоторедакторов. С лекциями выступили Кристофер Моррис, Юрий Козырев, Дэвид Фурст, Давид Гуттенфельдер, Жоао Сильва, Мэгги Штибер и Брент Стиртон.

– Что дал тебе Visa Pour L'Image?

– Для меня это был большой стресс и одновременно большой заряд эмоций от крайне интенсивного общения с профессионалами, новых знакомств, новых интересных идей. Я приезжал на Transmission и старался попасть на максимальное количество портфолио-ревю, чтобы услышать профессиональную оценку и критику своих фотографий, «переварить» ее и мысленно перенести в будущие работы.

Но в общем люди едут на этот фестиваль с разными целями. Кто-то – учиться и знакомиться с представителями крупных изданий, а кто-то – увидеться с фотографами, редакторами и другими людьми из индустрии, которые в остальное время работают в разных частях света.

– Есть похожие фестивали в России?

– В России нет ничего, что даже отдаленно напоминало бы Visa Pour L'Image. Например, в Краснодаре проходит PhotoVisa, в Санкт-Петербурге – «ПитерФотоFest», но их нельзя сравнивать с перпиньянской «Визой» ни по времени существования, ни по масштабу, ни по наполненности. С другой стороны, очень хорошо, что они есть хотя бы в таком виде.

В России фотожурналистику не поддерживают так активно, как хотелось бы.

– Почему?

– Потому что на нее нет спроса. Уже давно российские издания привыкли работать с агентствами, у которых фоторабота поставлена на поток – они делают картинки и продают их за символическую сумму. Сегодня в российских изданиях очень редко кто-то обращается к фотографу, чтобы отправить его в командировку для создания фотоистории или какого-то фотопроекта. Это связано с экономией средств, и после кризиса вопрос стал еще острее. Изданиям приходится выживать, а работу фотожурналиста надо оплачивать. Картинка от агентства дешевле и потому предпочтительнее.

В Европе, кстати, все наоборот. Издания, как правило, отправляют практически на любое значимое событие штатного фотографа или нанимают фрилансера. Там понимают, что если вы заказываете фотографу съемку, то у вас будет собственный авторский взгляд. Во многих иностранных журналах печатают сразу несколько гигантских фото на разворот – и внизу буквально три строчки подписи. Эти фотографии не требуют сопроводительного текста – они сами по себе сообщение.

Я могу привести в пример несколько таких снимков. Они сейчас очень обсуждаемы. В каком-то они смысле изменили мир, потому что вывели из тени серьезные социальные проблемы. Прежде всего, это фотография 3-летнего Айлана Курди, тело которого выбросило на берег Турции в 2015 году. Он погиб, когда его семья пыталась пересечь Средиземное море, чтобы попасть в Европу. Фото стало символом трагедии беженцев.

Еще одно резонансное изображение – фотография 5-летнего мальчика по имени Омран Дакниш, выжившего после бомбежки в осажденном Алеппо. Ребенок покрыт грязью, его лицо окровавлено, взгляд отсутствующий. Вот – иллюстрация ужаса, произошедшего в этом сирийском городе. И не нужно никакого выдающегося текста.

В Европе, США и некоторых других странах, например, в Белоруссии для профессионального роста фотожурналистов делается очень многое, причем большая часть мероприятий проводится на деньги государства или за счет НКО. В нашей стране, к сожалению, несколько иное отношение к фотожурналистике. Поэтому российским фоторепортерам – а их у нас много – приходится выезжать за границу, чтобы развиваться дальше.

– Ты не думаешь, что в России и без того достаточно проблем, чтобы думать о финансировании отечественной фотографии?

– Это так. Можно тысячу причин найти, почему нам это не нужно и почему мы не должны вкладывать в это деньги. Но ведь есть у нас программы, которые поддерживают спорт? Или, например, музеи? И что-то никто их не отменяет.

Во Франции, где проходил Visa Pour L'Image, совсем недавно был теракт. Можно было все отменить, ведь фестиваль – это не только крупнее затраты, но и большое скопление народа. Но ведь не отменили, около 3000 полицейских и военных обеспечивали безопасность, потому что для людей это важно. А Белоруссия? Сколько она «под санкциями» живет? Но почему-то их власти находят деньги на развитие фотографии и поддерживают своих фотожурналистов.

– А в Армавире та же ситуация, что и повсеместно в России?

– Армавир – вообще уникальный город. В отдельных городах (я уже назвал Краснодар и Питер) все же есть фестивали. В иных городах нет ни фестивалей, ни, собственно, фотографов. А вот в Армавире дело обстоит так: фотографов больше, чем в любом другом провинциальном городе, но для них здесь нет ничего. Есть фотошколы, и их уже больше, чем автошкол. Но смешно говорить о том, что там действительно можно приобрести опыт, особенно в фотожурналистике.

Здесь еще момент спроса. В Краснодарском крае традиционно популярные направления – это свадебная фотография. Я не сомневаюсь, что если привезти в город Юрия Козырева и какого-нибудь свадебного фотографа, то все пойдут послушать именно последнего, чтобы скорее набить портфолио свадебными снимками и поставить статус «принимаю заказы на фотосъемку» в соцсетях. В этом смысле в Армавире такая же беда, как и везде в нашей стране – у нас этого нет, потому что нам это не нужно.

Наш канал «ArmavirRu_bot» в Telegram: узнавайте о главных новостях дня первыми.

Комментариев (1)
Edison 19 сентября, в 14:13
Ну все плохо,это понятно. А делать то что?
В Армавире,уверен,всем наплевать на фотожурналистику в частности и на журналистику в целом.
Ответить



Добавление комментария будет доступно через 10 сек.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Армавире женщина выпрыгнула из окна на пятом этаже

Нам нужно расстаться...». После этих слов жительница Армавира решилась на самоубийство. Она, как поясняет её сожитель, сказала, что не мыслит жи...

«Бум» жениться или не «бум»?

В День святого Валентина в армавирском ЗАГСе будет заключен всего один брак.

Ближайший свадебный бум в России намечен на 14 февраля. Пожениться в День Святого Валентина – «святая» обязанность влюблённых парочек. Многие пр...

Жительницы Армавира записали видео, чтобы поздравить мужчин

ПЕРВАЯ ПОЛОСА

Главное

Найти недорогое жилье для отдыха в Сочи станет проще

Найти недорогое жилье для отдыха в Сочи станет проще

В скором времени бюджетные варианты отдыха в Сочи будут объединены в единую базу. В нее будут внесены малые средства размещения, и даже частные ...

Серийный похититель кошельков в Армавире может сесть на пять лет

Армавирские следователи передали в суд дело карманника, орудовавшего на территории нашего города. Злоумышленник обвиняется по статье 158 ч.2 Уго...

«Быстрее, выше, сильнее», или Школа выживания по-армавирски

На водохранилище прошли соревнования для студентов и школьников города.

В минувшие выходные молодежь Армавира смогла проверить свои силы и умение выживать в суровых природных условиях. «Школа выживания» - мероприятие...

Жительница Армавира в эфире федерального канала рассказала, как ее изуродовал врач

Жительница Армавира стала одной из героинь программы «Прямой эфир с Борисом Корчевниковым», вышедшей в эфир федерального канала «Россия 1» 16 фе...

Армавирцы получат возможность бороться с «убитыми дорогами»

Мобильное приложение под названием «Убитые дороги» в апреле заработает в нашем крае. Сервис позволит жителям Кубани оперативно рассказывать о ям...

Состав футбольного клуба «Армавир» пополнился сразу несколькими игроками

На днях был подписан контракт с голкипером Давидом Икановичем. Спортсмен родом из Владикавказа, начинал свою карьеру с московского «Спортакадемк...

В Армавире парень зарезал спящего друга

Преступление произошло 16 февраля в частном доме на улице Лермонтова. До недавнего времени его арендовали двое молодых людей - 23 и 19 лет. Вече...

Скоро в Заветном появится свой борцовский зал

Известие о том, что в скором времени в поселке Заветном будет построен свой зал для занятий борьбой, сообщил министр экономики Краснодарского кр...

Искусство на всю жизнь, или Особенности набивания татуировок

Армавир.ру побывал на сеансе в студии тату и узнал об особенностях этой необычной профессии

Все мы в детстве мечтаем о будущей профессии, которая будет не только приносить нам деньги, но и отвечать каким-то внутренним потребностям. У вс...

«Разбуди меня в 4:20». Как уберечь ребенка от смертельных игр в Интернете?

В последнее время подростки все чаще становятся жертвами «групп смерти» в Интернете, призывающих к суициду.

«Группы смерти» - это закрытые сообщества в социальных сетях, организаторы которых теми или иными способами призывают подростков покончить жизнь...

В Армавире женщина выпрыгнула из окна на пятом этаже

Нам нужно расстаться...». После этих слов жительница Армавира решилась на самоубийство. Она, как поясняет её сожитель, сказала, что не мыслит жи...

«Бум» жениться или не «бум»?

В День святого Валентина в армавирском ЗАГСе будет заключен всего один брак.

Ближайший свадебный бум в России намечен на 14 февраля. Пожениться в День Святого Валентина – «святая» обязанность влюблённых парочек. Многие пр...